воскресенье, 21 июня 2015 г.

Once in Crimea

В последний день нашего невероятного Крымского путешествия с моими друзьями и удивительными фотографами Женей и Ярославом, которые заново открыли для меня Крым, и девочками из агентства "2 апельсина" я попала в объектив к ребятам. Хочется сказать им миллиард СПАСИБО за это, потому что с пленкой они творят настоящее волшебство! Даже в Калифорнию ехать не обязательно, чтобы получить воздушные легкие снимки :) Смотрю и поверить не могу, что на них правда я.
Спасибо Маше и Даше за то, что потрудились над моим образом!
Сканирование - Carmencita Film Lab.


среда, 8 апреля 2015 г.

A house full of light

Photo: Роман Шаленкин


Мне очень везет. Я постоянно встречаю невероятно талантливых людей. Тех, кто не боится рисковать, идет за мечтой и мотивирует. Помню, как некоторое время назад, все мои друзья-фотографы, которые снимают на пленку, стали отмечать в своих постах некий Lighthouse. Мне стало интересно, кто же не побоялся открыть лабораторию сканирования, да еще и в Новосибирске – это казалось чем-то невероятным! Основатель и владелец Саша оказался добрым и по-настоящему увлеченным своим делом человеком. Он рассказал, почему так любит пленку, какие трудности его подстерегали и что искренне ценит в людях. 

С чего началось твое увлечение фотографией? Почему твой выбор пал в сторону пленки?

Все началось с путешествий. По роду своей спортивной деятельности я много ездил на соревнования, и мне хотелось запечатлеть всю ту красоту, которую я видел вокруг. Сначала я снимал на цифровой фотоаппарат, но со временем понял, что не добираюсь до этих гигабайтов фотографий. Тогда-то для меня и началась эра пленочной фотографии. Еще большую роль сыграло то, что я начал смотреть зарубежные фотоблоги и находить огромное количество воздушных снимков. Потребовалось немало времени, чтобы я смог достичь желаемого результата и максимально приблизиться к похожему объему и цвету на своих снимках. В процессе этих поисков я перепробовал много разных камер и объективов.

Photo: Александр Иванец
А ты сразу стал снимать на средний формат?
 
Да, я сразу понял, что узкая пленка не позволяет передать желаемый объем, и обзавелся камерой среднего формата. Это была громоздкая, студийная Mamiya RZ67, и на нее было очень неудобно снимать, особенно где-то за рубежом. В поездках помимо 20 кг инвентаря 10 кг фототехники казались тяжелой ношей! Я очень быстро понял - это не та камера, о которой я мечтал. Первое время я снимал и на цифру, и на пленку, но спустя год со мной осталась только пленка. У нее был нужный объем, но так же большое количество брака из-за ручной фокусировки. Я начал искать «волшебную» кнопку... Покупал, продавал, тестировал различные камеры... И спустя год пришел к желаемому результату с Сontax 645, на которую до сих пор снимаю. Тогда она стоила столько же, сколько топовая цифровая камера, к тому же к среднеформатной камере нужны были пленка, оплата процессов проявки и сканирования. Я понимал, что это очень дорогое удовольствие, но совмещать с цифрой уже было сложно. Когда ты дублируешь на вторую камеру, не можешь полностью погрузиться в процесс фотографирования, все время находишься где-то посередине, какие-то самые выигрышные ракурсы могут остаться на цифре, а на пленке больше зарисовки. 

Photo: Александр Иванец
То есть когда ты снимаешь сейчас, то вообще не дублируешь на цифру? Когда, например, снимаешь свадебную церемонию, никак не страхуешься?

Нет. Вскоре я начал пользоваться тем гибким ресурсом, который дает пленка. Если в цифре какие-то моменты более критичны, что-то выглядит некачественно - слишком светло или слишком темно, то пленка в этом плане более лояльна. Хотя тоже есть пограничные этапы, где она уже необратимо будет пересвеченна. Когда я стал уверен в том, что сниму качественно, перестал дублировать. Хотя доля волнения присутствует и сейчас, потому что всегда приходится снимать в разных условиях, и порой не знаешь, чего ожидать. 

Photo: Александр Иванец
Всегда ли есть постобработка в твоих фотографиях?
 
Да, я обязательно обрабатываю. Раньше, в случае с цифрой, мне порой приходилось сидеть месяцами, а времени на это не было. Я делал какой-то процент снимков, но мне нужно было, чтобы съемка полежала, настоялась как вино, а потом я возвращался к этим снимкам и начинал дорабатывать. Сейчас я трачу гораздо меньше времени. Плюс пленки в том, что в нее заложены цветовые профили, над которыми за тебя уже потрудились художники, какой-то оттенок и цвет есть изначально. Твоя задача - найти нужную пленку, которая сделает картинку теплее или холоднее. Лично я всегда выбираю более теплые оттенки. Когда я увидел свои первые результаты на пленку, то понял, что мне не нужно делать много изменений. Но, в любом случае, какой-то пост продакшн обязательно должен быть, потому что условия съемки отличаются, где-то солнце больше посветило, где-то оно теплее, где-то холоднее.

Photo: Александр Иванец
Что тебе интересней снимать – людей, природу, архитектуру или может животных?
 
Мне пришлось потратить несколько лет, пока я находился в этом поиске. Я вдохновлялся снимками животных Ника Брандта - есть такой пленочный фотограф, который живет в Африке и снимает преимущественно черно-белые фотографии. Мне это нравилось, но не на моих снимках. Изначально больше всего я тяготел к портретам и предметной съемке. Когда я снимал предметы, старался оживить их. Каждый день мы пользуемся одними и теми же вещами, например, ножом и вилкой, но даже не подозреваем, что у этих предметов есть душа. Мне хотелось это показать. Что-то вроде психологических портретов предметов. Это до сих пор остается моим любимым жанром. Я очень люблю снимать детали, особенно руки и плечи. В них есть индивидуальность, которая заложена природой. 

Photo: Александр Иванец

Как ты считаешь, должна ли одна фотография нести суть, или ее лучше передает серия?
 
Лично я всегда снимаю сериями. Наверное, потому  что мне очень сложно найти тот самый снимок, который бы раскрыл всю сущность объекта. Если это человек, то мне хочется запечатлеть какие-то его действия. 

Photo: Александр Иванец
Ты больше любишь цветную или черно-белую фотографию?

Цветную. Хотя черно-белая фотография, на мой взгляд, более графична, она позволяет нам уйти от пестроты. Это и есть искусство, потому что ты завязан только на сюжете и игре света. Недавно я обрабатывал фото из Венеции, в которой я был летом, и там все вокруг красное, синее, зеленое, голубое, поэтому очень легко отвлечься на эту «вкусную» картинку  и потерять саму суть изображения. А в портрете очень важно этот смысл не упустить, и поэтому так выигрышно смотрится именно черно-белая фотография. Ее изначально нужно снимать черно-белой, потому что она не сможет «выехать» на цвете, модель и свет сразу должны быть выстроены верно.

Photo: Александр Иванец
Я кстати очень люблю Венецию! Тебе там понравилось?

Да. Я выходил в город рано утром, чтобы поймать немного тишины, почувствовать, как город дышит, как в домах бурлит история. Я старался заходить в те кварталы, где нет туристов, и просто наблюдать, чем живут местные. Потому что сфера воды, кораблестроение, моряки - это моя стихия, а там любой житель волей-неволей как-то связан с этим. Мне было интересно посмотреть, как итальянцы друг друга приветствуют, как выпивают и общаются, ведь они очень эмоциональные. Хотя хотелось бы увидеть Венецию лет так двести назад, во времена ее расцвета.

Photo: Александр Иванец
Раз уж мы затронули тему путешествий, скажи, любишь ли ты путешествовать? Есть ли места, где ты мечтаешь побывать?

Путешествовать я начал в 18 лет. Все началось с того, что я переехал из Украины, где вырос, в Сибирь.

Что вообще заставило тебя переехать в Новосибирск?

Меня пригласили выступать за команду по плаванию, и в 18 лет, когда бушует юношеский максимализм, я сел на самолет и прилетел в Новосибирск. Тогда я считал себя очень взрослым и способным принимать подобные решения. У нашей команды было очень много спортивных сборов и мероприятий, мы постоянно летали за границу. Года через три я настолько проникся путешествиями, что не мог даже месяца просидеть в городе. И я до сих пор стараюсь постоянно совершать даже небольшие поездки, хотя такое редко случается, что я подолгу нахожусь в одном месте. Мне особенно приятен сам момент сборов, осознание того, что я куда-то еду. Когда мы приезжали в новое место, все начинали отдыхать и готовиться, а я брал какой-то минимальный скарб и шел в город, заходил в глубинку, смотрел, любовался и уже тогда фотографировал все это. Любовь к путешествиям уже неизлечима. 

Photo: Александр Иванец
Я бы хотел побывать на том континенте, в Америке, но у меня есть большая страсть к одному из мест, где я еще не был – Скандинавские страны. Мне нравится их культура, а простота и минимализм меня притягивают.  
Один из моих любимых городов – Париж. Я бы даже поставил его на первое место. Я прожил месяц на юге Франции - в Марселе и почему-то считал, что Париж – попсовое место. Мне никак не удавалось понять, чем он всех так притягивает. И вот друзья взяли мне билет туда. Мы приехали около трех часов ночи, и что меня поразило, а жил я в районе Монмартра – там стояли афроамериканцы и, как в американских фильмах, грели руки, предлагали купить сигарет. Я тогда подумал – вот он апогей романтики! Но на этом все не закончилось. Мы поднялись к моему другу, он жил с женой и ребенком. Это оказалась нормальная полноценная французская квартира, не больше восемнадцати квадратных метров, включая ванную и туалет! Когда мы пришли, его жена с ребенком уже спали, он показал мне, где я буду спать - можно сказать, на пороге. Я уснул, а утром проснулся и смотрю – я просто в какой-то коробочке. Я довольно просто ко всему отношусь, ведь чувства дома у меня нет уже давно из-за огромного количества поездок, но я все равно был в шоке, как можно жить тут, да еще и с маленьким ребенком. Зато я увидел Париж совсем по-другому, изнутри, и понял, каким магнетизмом он обладает. Мы катались по городу на мотороллере, много гуляли, и город влюбил меня в себя.

Photo: Александр Иванец
Где бы ты хотел завтра проснуться, если бы можно было выбрать любое место на планете?

У себя дома.

Вернемся к фотографии. Расскажи, как ты решил открыть лабораторию. Как все началось, и почему ты решил этим заниматься? Как ты нашел своих первых клиентов? Как не побоялся нести людям такое дело, ведь наверняка многие тебя не понимали?

Я вынашивал идею открыть свою лабораторию несколько лет. Началось все с того, что я искал место для сканирования собственных снимков, но не мог найти подходящего. Когда я все это начинал, люди вообще не понимали, зачем я снимаю на пленку. Все думали, что это давно кануло в лету. Спасало, когда я говорил, что в журнале Vogue 80% снято на пленку.

Photo: Александр Иванец
Так как наши лаборатории не давали должного качества, приходилось все фотографии серьезно дорабатывать. Ситуация с отправкой в западные лаборатории осложнялась тем, что тогда из России можно было отправлять максимум пять катушек пленки. Когда я копнул немножко глубже,  оказалось, что оборудование, на котором работают на Западе, есть и у нас.
У меня нет технического образования, но страсть  добиваться цели и идти вперед, не смотря ни на что, осталась еще со спорта. Моей задачей номер один было делать такие же снимки. И тогда я начал терроризировать местные лаборатории. Скоро  я стал вхож в одну из них и попробовал сканировать сам. Тогда я понял, что машина чуда не делает, главное – работа фотографа. Посредством брака я шел к нужному эффекту, потому что тогда доступной литературы о том, как снять «fine art», не было. Через какое-то время я докупил недостающие детали для сканирования широкой пленки, но в этой лаборатории не хватало программного обеспечения. Мне пришлось искать другую, и я нашел ее. Я пытался убедить руководство, что сейчас такая фотография – тренд, был даже готов курировать и популяризировать это направление. Они отказались, но разрешили пользоваться их мини лабом за символическую цену.

Photo: Александр Иванец
Через какое-то время мне написал Максим Колибердин и спросил, где я сканирую. Когда я сказал, что сам, он не мог поверить. Затем мне стали писать и другие фотографы. Тогда уже я знал о лабораториях практически все и мог направить их в ту или иную лабораторию,  потому что сам еще не мог брать на себя эту ответственность.
Конечно, для открытия любого бизнеса нужен стартовый капитал, которого у меня не было. В этом мне помогли друзья. Первым моим клиентом стала Лена Кожина, она прислала мне пять пленок в июне прошлого года. Потом я начал работать с нашими фотографами - Дуэтом Postscriptum и Юлей Волк. В июне у меня был только один клиент, в июле – уже четыре, а в августе - около пятнадцати. Тогда это казалось мне вершиной, потому что у меня даже не было бизнес-плана. Сначала их количество пленок было не таким огромным, но главное, что мы зазвучали!
Все топ фотографы пишут – ищите свою лабораторию, потому что человек, который сидит за сканером, делает все на свой вкус. Это решающий момент, потому что он делает либо теплее, либо холоднее – как ему больше нравится. Лаборатория Photo vision, в которой сканируется Эрик Маквей (Erich McVey), для меня – идеал, потому что они делают все снимки теплыми.
Когда стали появляться клиенты, кто-то оставался с нами, кто-то уходил. Моей задачей было сделать сканирование в России доступным, и я поставил цену вдвое ниже, чем в Штатах и Европе. После заказа я всегда готов проделать работу над ошибками, стараюсь написать фотографу, на что стоит обратить внимание. 

Photo: Александр Иванец
Сколько человек в твоей команде?

У меня уже есть небольшой штат. Еще два сотрудника. Моя задача сейчас – выйти на европейский рынок. Для европейцев цена является немаловажным фактором, а у нас она действительно ниже. Так что сейчас хотим сделать сайт и запустить его на двух языках. 

Скажи, почему логотипом стал маяк?

Мой блог называется «Light and place». Эти понятия – свет и место – мне очень близки. А изображение маяка вселяет какую-то теплоту и добро. Я даже сейчас точно не вспомню, почему мне пришло в голову назвать все именно маяком. Это случилось, когда я уже заказал  оборудование, пересмотрел названия многих лабораторий и решил – пусть будет маяк. Красиво звучит и красиво пишется. 

Photo: Александр Иванец
Были ли моменты, когда ты хотел все бросить и сдаться?

Да, конечно. Но, когда ты выходишь на определенный уровень, то уже должен идти дальше. Делая этот шаг дальше, ты должен развиваться, общаться с людьми и успевать отдавать заказы, на которые у тебя есть определенный отрезок времени. На протяжении трех месяцев я находился в жутком стрессе, у меня было эмоциональное истощение. С одной стороны, требования ко мне были высокие, нужно было многое реализовать, а, с другой стороны, я сам все это взвалил на свои плечи. В какой-то момент я подумал – зачем? Вдруг не пойдет? А у меня уже подписан договор аренды на год, который нужно оплачивать. Хорошо, если у тебя материальная база огромная, можно рискнуть – не пошло и ладно, не одно, так другое. В моем случае пути назад не было, и это давалось тяжело. 

У меня есть еще один вопрос о фотографии. Если бы у тебя остался всего один кадр в жизни, что бы ты снял?

Портрет мамы. 

Photo: Александр Иванец
Какие качества ты ценишь в людях? И какие свои качества считаешь лучшими?

В первую очередь, ценю профессионализм. В любой сфере. Если ты позиционируешь себя, как профессионал, то должен быть подкован в этом.
Еще ценю доброту и открытость. Мне непонятно, когда люди пытаются что-то скрыть или утаить.
Я очень люблю талант. Людям, у которых талант внутри, не нужно это афишировать, они могут быть  очень простыми. Если человек талантлив, будь он палеонтолог, археолог или ученый любой сферы, он сможет тебя заинтересовать своим делом. Когда люди пытаются найти оправдание тому, что они сделали или не сделали, это следствие того, что им чего-то не хватило. Они начинают искать это в окружающих, но искать всегда нужно в себе.

Photo: Александр Иванец
Своим плюсом я считаю коммуникабельность, вернее даже любознательность. Мне интересно, чем живет народ. К примеру,  я могу ехать в поезде и разговориться с шахтерами. Расспросить их, чем они живут, с каким оборудованием работают, как добывают, куда продают и зачем вообще это делают. Кто у них родственники, привлекли ли они к этому своих детей или, наоборот, не стали. Это как читать книгу, только интереснее, потому что людям есть, что сказать. Это целое искусство найти в человеке его изюминку. И это совсем не обязательно должны быть люди из творческой сферы. Интересным собеседником может оказаться даже сварщик. 

Что или кто тебя вдохновляет по жизни? Может, есть какие-то любимые книги, места, фильмы, люди?

Вдохновение я ищу в фильмах. Когда смотрю кино, то обязательно слежу за светом, ведь фотография – это и есть игра света. Над фильмом всегда работает огромная команда. Это такой живой организм, который идет к единой цели. В первую очередь я смотрю на картинку и свет, и как это можно реализовать в жизни. Даже иногда делаю стоп-кадры, фотографирую и пытаюсь потом повторить увиденное. 

Photo: Александр Иванец
Какие твои любимые фильмы?

Сложно выделить какой-то один. Мне нравятся драмы. По картинке мне близки Звягинцев и Быков. 

А из западных?

«Окно во двор» Альфреда Хичкока 1954 года. 

У тебя есть любимый литературный герой?

Да, Эраст Фандорин.

Photo: Александр Иванец
Что касается фотографии, каждое свое утро я начинаю с просмотра западных фотоблогов. 

И какой нравится больше всего?

Наверное, на первом месте Oncewed.

Что самое удивительное случалось с тобой в жизни?

Открытие лаборатории! Сейчас это точно одно из самых ярких событий. Хотя у меня даже нет времени остановиться, отдышаться и посмотреть на все это со стороны. 

Photo: Александр Иванец

Твой девиз по жизни.

Везет тем, кто сам везет. Мне всегда мама говорит, что «дорогу осилит идущий». Это из Библии. Стоит пробовать, тем более в нашу эпоху, когда столько всего разного и интересного! В Штатах таких ребят, которые не боятся и делают, гораздо больше. У нас часто не хватает вкуса или еще чего-то, хотя в последние несколько лет ощущается сильный творческий бум. Мне очень приятен тот момент, что мы открылись именно здесь, в Сибири. Это энергетически особенное место.

понедельник, 23 февраля 2015 г.

Bonjour, c'est l'amour




Я очень люблю Париж. Поэтому друзья и знакомые, которые едут туда впервые, часто спрашивают меня, куда там сходить, что поесть и посмотреть. Мне кажется, этот город у каждого свой. Он неоднозначный, но все же для меня романтический и в какой-то степени родной. Город, в котором я могу исходить пешком все набережные, в котором можно и нужно пить вино и рассматривать прохожих, потягивая кофе в одном из кафе на бульварах. Город, готовый принять в свои объятья мечтателей, готовый переломить скептиков и удивить искушенных. Его невозможно объять за раз, да это и не нужно. Наше знакомство началось в далеком 1997 году, но каждый раз я открываю для себя новые места. Хотя есть у меня и любимчики.

Вот краткий гид того, что бы я сделала, если бы отправилась в Париж на 2 дня.


Пожалуй, начну с того, где остановиться. Мой любимый район – 9-й округ,  и город для меня начинается именно здесь. Эйфелева башня – это здорово, но тот, кто не видел Оперы Гарнье (Opéra Garnier), не видел Парижа. В стороны расходятся бульвары, пешая доступность от самого центра, недалеко огромные универмаги Galeries Lafayette и Printemps (boulevard Haussmann). Так как любимой марки Cos в Москве пока нет, я каждый раз с радостью бегу на 2 этаж Galeries Lafayette за новым платьем. Но задерживаться в больших универмагах не стоит. Гораздо приятней предаваться шопингу в квартале Маре (Marais), но об этом чуть позже. В переулках 9-го округа куча кафе и старых отелей с высокими потолками. Как-то раз я советовала подруге, которая ехала в Париж впервые, внести в свою программу знакомства с городом Оперу. Она покачала головой, недоверчиво посмотрела, но записала – мол, театр и театр, что я театров не видела что ли. Я попросила ее просто поехать и взглянуть. Потом она призналась, что когда увидела ЕЕ, то сразу все поняла. Для меня Опера - это символ артистичности города, его элегантности, словно доказательство принадлежности к особому роду. Можно выйти на площадь напротив, встать на пятачок асфальта, окруженный проезжей частью и просто любоваться. Особенно хорошо будет на закате. Ощущение такое, словно попал в замедленное кино, вокруг снуют прохожие, а ты словно остановил время, и вы только вдвоем – ты и Опера.
Для удобства я решила разделить маршруты каждого дня на правый и левый берег главной водной  артерии города – Сены. 

День 1. Opéra Garnier – Palais Royal – Rue Montorgueil – Marais - Opéra Garnier - Place Vendôme 


Итак, поприветствовав Оперу и позавтракав свежими круассанами, можно отправляться на прогулку. Лучше встать пораньше, а то круассанов может не хватить. Нам как-то пришлось делить один на троих, потому что клерки, спешащие на работу, расхватали всех хрустящих красавцев. Могу сказать, что для меня, как для человека, который больше всего любит завтраки и может питаться ими круглосуточно, начать день с теплого свежевыпеченного круассана и чашки кофе – уже огромное удовольствие. В Париже вообще просто быть счастливым, если позволить городу проникнуть в каждую клеточку.


Спуститесь по Avenue de l'Opéra до Palais Royal и, пройдя сквозь аркады, загляните во внутренний дворик. Раньше там стояли огромные зеркальные шары, а теперь из-под земли торчат черно-белые столбики разной высоты. Зрелище, достойное перфекционистов и любителей перспективы. Тут можно сделать креативные фото, да и народу обычно не особо много. А если поднять голову наверх и оглянуться, можно обнаружить себя заключенным в квадрат из нежно любимых мною серо-голубых парижских крыш. Сам сад тоже очень приятный, а летом тут цветут душистые розы.


Один из возможных путей к Rue Montorgueil лежит через бульвары, прогуливаясь по которым, советую посещать небольшие симпатичные пассажи. Когда ступаешь под крышу одного из таких, кажется, что попал в совершенно другую эпоху, в Париж 20-хх, как в фильме «Полночь в Париже». Кстати, в Париже никогда не знаешь, кого встретишь. Именно там мы встретили главного героя этого фильма – Оуэна Уилсона, и выглядел он точь-в-точь, как его немного растерянный герой-писатель. В этом городе возможны любые чудеса и невероятные встречи. Так что загляните, например, в Passage Jouffroy, в котором можно найти много всяких небольших интерьерных магазинчиков с безделушками для дома в старинном стиле. Один из них - La Madison du Roy - похож на лавку Али-Бабы. А еще в пассажах обычно очень красивые полы и старинные вывески.


Сама Rue Montorgueil – это такая небольшая пешеходная улица с огромным количеством кафе, лавок и магазинов. Тут можно потешить свое гастрономическое эго. В Москве еду мы покупаем в больших или маленьких супермаркетах, потому что это удобно и быстро. А здесь дело обстоит совсем иначе. За овощами – к зеленщику, за багетом – в булочную (la boulangerie), за сыром – в сырную лавку (la fromagerie), за мясом – к мяснику (la boucherie), и конечно за вином – в винный магазин. Все свежее, запахи просто одурманивают, багет хрустит, ломтики ветчины тончайшие – в общем, сплошное удовольствие. А главное – это сам процесс! Можно пообщаться с продавцами, узнать, какой сыр вкуснее и из какого региона приехал, какое вино подойдет к купленной мясной нарезке и где выращены эти овощи. Рекомендовать французы любят, тем более, если это их семейная небольшая лавка, так что улыбнитесь и спросите: “Qu’est ce que vous pouvez me conseiller?” («Что бы Вы могли мне порекомендовать?») Если вы снимаете квартиру, то это отличный вариант, чтобы перекусить дома, а если нет, то можно устроить небольшой пикник где-то неподалеку. Только без вина, чтобы не оштрафовали.


Теперь можно смело отправляться в квартал Маре, получивший свое название благодаря болоту, которое находилось там давным-давно. Тот центр Парижа, который мы привыкли видеть сейчас, все эти широкие бульвары, резные балконы, крыши и бежеватый камень  – дело рук барона Османа, который изменил архитектуру практически всего города в 19-ом веке. А квартал Маре – один из немногих, которому удалось сохранить свой старинный облик. Здесь по-прежнему можно встретить старые дома ремесленников, полюбоваться невероятной площадью Вогезов (Place des Vosges) и другими интересными зданиями. Думаю, стоит упомянуть, что это еврейский квартал города, поэтому в нем присутствует свой особый шарм. Здесь можно встретить ортодоксальных евреев в шляпах, с бородами и пейсами, так что если вам это не по душе, лучше вообще сюда не заглядывать. Что здесь нравится лично мне, помимо архитектуры – так это самые артистичные кафе и классные дизайнерские магазины. Здесь есть корнеры таких французских марок, как Sandro и Maje, а так же многих других – не таких известных, но от этого по духу ничуть не менее французских. Что касается кафе – то хочется заглянуть практически в каждое. А если хочется – то отказывать себе не стоит.


К вечеру, вдоволь нагулявшись, можно возвращаться домой в 9-й квартал, чтобы наконец полюбоваться Оперой. А если хотите оказаться в самом сердце города практически одни – шагайте на Place Vendôme. Это всего лишь еще несколько минут ходьбы. Площадь, где располагаются всемирно известный отель The Ritz и все самые дорогие ювелирные бутики, вечером пустынна. Изредка сквозь нее проезжают машины, а так можно насладиться величественными зданиями практически через дорогу от Тюильри. Никаких толп туристов. Вообще никого. Только дух истории, ведь именно здесь всегда останавливалась принцесса Диана. Не знаю, но я почему-то всегда вспоминаю об этом, когда прихожу сюда.


Как альтернатива на правом берегу - Parc Monceau – Ladurée (rue Royal).

Парк Монсо в 8-ом округе Парижа не похож на другие. Расположившийся в престижном районе города, он окружен дорогими домами с очень красивыми резными балконами, здесь словно витает дух богемы и творческой аристократии. Сам по себе он небольшой - с кучей извилистых дорожек, раскидистых деревьев и лавочек, с прудом посередине и сохранившейся красивой ротондой у входа. Весной особенно приятно сидеть среди зелени и наблюдать за жизнью в домах вокруг или за пробегающими мимо французами, которые облюбовали парк в качестве идеальной беговой дорожки под открытым небом. Если бы я была богатой художницей, то непременно поселилась бы в одном из домов на близлежащих улицах, например, авеню Ruysdael.


Ну и какой Париж без Ladurée. Пусть некоторые упрекают эту старинную кондитерскую в том, что это попса или распиаренное место, но это действительно НЕВЕРОЯТНО вкусно! Макаруны, которые тают во рту, пирожные со свежей малиной и другими ягодами, да и выбор сладостей в целом порадуют любого сладкоежку. Макаруны – не приторно сладкие, а в самый раз, с нежной хрустящей корочкой, мягкие, пропитанные внутри – откусываешь, закрываешь глаза и наслаждаешься от ощущений, которые в этот момент передают тебе вкусовые рецепторы. По атмосфере мне больше всего нравится тот Ladurée, что расположился на rue Royal, недалеко от Madeleine.

День 2. Espace culturel Louis Vuitton – Musée d'Orsay – boulevard Saint-Germain – Quartier latin – Jardin du Luxembourg 

Елисейские поля я не люблю, но сюда стоит заглянуть ради галереи Espace culturel Louis Vuitton (60, rue de Bassano). Вам предложат подняться наверх в темном мягком лифте, чтобы приготовиться ко встрече с искусством. Но я хожу сюда не за современными инсталляциями, а за видами. На крыши, на башню и на поля. Народу здесь обычно практически нет, большие окна и много света. Можно вдохновиться на создание своего арт объекта, а можно просто полюбоваться городом с высоты.


Левый берег Сены – пристанище артистов, художников и студентов, которые уже совсем не так бедны, как в былые времена. Атмосфера здесь царит чудесная – сразу хочется взять в руки кисть или же написать отрывок романа. Если перебраться через мост от Елисейских полей на этот берег, то стоит прогуляться по набережным. Можно смотреть на воду, на баржи, на проплывающие мимо кораблики с туристами. Купить старые книги у букинистов или картину с видом Нотр-Дама. 

Именно на набережной практически напротив Лувра находится мой любимый музей – Орсэ (Musée d’Orsay). Во-первых, именно там собраны коллекции обожаемых мною импрессионистов, а, во-вторых, завораживает само место. Музей занимает здание старинного вокзала, откуда раньше уходили поезда по всей стране. Старинные часы до сих пор украшают его стены. Я толком даже объяснить не могу, чем мне так нравится именно этот музей, но сюда я могу с удовольствием приходить из года в год. Это место идеально подходит для свидания с искусством. 


Еще одно волшебное для меня место – бульвар Сен-Жермен. Это целая отдельная страница истории, ведь именно здесь находятся знаменитые кафе, где в прошлом столетии так много времени проводили известные писатели и художники – Сартр, Хемингуэй, Пикассо и многие другие. Дорогие бутики, легендарные кафе, модные французы, спешащие по своим делам – все это Сен-Жермен. 

Если удалиться чуть дальше вглубь этого берега, то можно оказаться в не менее атмосферном Латинском квартале, известном старинным университетом - Сорбонной и ресторанами морепродуктов. Так как это студенческий квартал, в его улочках разбросано много дизайнерских кофеен и необычных заведений. Остается только пробовать и искать свое любимое.

Photo: Marymoon
Чтобы Париж снова стал проще и ближе – отправляйтесь в Люксембургский сад, где гуляют все и всегда. Летом можно устроить пикник, осенью шуршать листвой под ногами, даже зимой здесь красиво. И конечно весной, когда все цветет. Это любимый парк горожан всех возрастов, можно просто прогуляться или послушать живую музыку, если повезет. А интересней всего, так же как и в кафе на бульварах, устроиться на зеленом стуле и наблюдать за тем, что происходит вокруг. Как играют дети, как мимо проходят элегантные француженки или старики в шляпах.

Ну а если уж душа настойчиво просит взглянуть на Эйфелеву башню, лучше всего ехать на Трокадеро (Trocadéro). Особенно для первой встречи. В 6 утра, когда нормальные люди спят. Или ночью, когда огни мерцают. Доезжаете на метро до одноименной станции, поднимаетесь на выход и сначала непонятно – торчит кусок какого-то здания… А нужно все-то лишь свернуть за угол, чтобы любоваться, кричать от восторга, прыгать или стоять молча.


По какой-то случайно сформировавшейся традиции, в последние часы перед вылетом я почти всегда оказываюсь в саду Тюильри (Jardin des Tuileries), сажусь и подставляю лицо солнцу, разглядываю людей, голубей, цветы или окна Лувра. С Парижем мы никогда не прощаемся, потому что я всегда знаю, что еще обязательно вернусь, ведь мне тут действительно очень хорошо. Как дома.


В заключение несколько интересных адресов от моих приятелей, которые постоянно живут в Париже:
«В 6-ом округе есть очень интересный магазинчик натуральный косметики, который называется Buly (rue Bonaparte, рядом с Сеной). Он похож на старинную парфюмерную лавку, точь-в-точь как фильме «Парфюмер». По стенам расставлены громадные колбы с эфирными маслами и эссенциями, и из них под заказ делают мыло, крема и т.д. Владельцы магазина - в прошлом то ли музыканты, то ли дизайнеры, люди из мира парижской богемы.
На бульваре Сен-Мишель есть забавный бутик зонтиков - Les Parapluies Simon, который существует с 1897 года. Лет 10 назад магазинчик держала Мадам (ей тогда было под 90 лет!) со своей дочкой - очень милая парочка, типичные парижанки. Зонтики у них только французского производства и на любой вкус - с кружевами, бантиками, резными ручками и т.д. (http://www.parapluies-simon.com)».

Лучшее место, чтобы:
Выпить кофе – Coutume (47 Rue de Babylone)
Поесть – Le Club du Cercle (6 rue Etienne Marcel)
Попробовать сладости – Dessance (74 rue des Archive)
Потанцевать – Silencio (142 rue Montmartre)